1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

19-летняя житомирянка Виктория Шилюк, которую жестоко избили неизвестные подонки, выходит из комы

После проведенной операции на головном мозге зверски избитой неизвестными подонками 19-летней житомирянки Виктории Шилюк ее состояние стало улучшаться.

Житомирские синоптики рассказали, какой будет погода после Крещения

В Житомире и области в эти выходные ожидается небольшой снег, на дорогах гололедица.

На Житомирщине в салон пассажирского автобуса с лесовоза влетели бревна

ДТП случилось около шести вечера 16 января на 235-м километре трассы Киев — Чоп, неподалеку от села Анети Новоград-Волынского района.

Крещенский сочельник и Богоявление: житомирян приглашают на богослужение

По случаю праздника Богоявления в Свято-Михайловском кафедральном соборе г. Житомира состоятся торжественные богослужения.

Весной в Житомире планируют «транспортную революцию» - объединение городских и пригородных маршруток

Власти Житомира вместе с облгосадминистрацией планируют весной провести «транспортную революцию», объединив городские и пригородные автобусные маршруты.

Экс-владелец Житомирской кондфабрики рассказал об аресте, пытках в СИЗО и давление власти

Экс-владелец Житомирской кондитерской фабрики Игорь Бойко заявил, что в Киевском СИЗО к нему были применены пытки.

Военные пенсионеры, которые час блокировали дороги в Житомире, готовы через неделю перекрыть международную трассу

Несколько сотен пожилых людей собираются у Житомирской ОГА. Большинство из них - бывшие военные.

На Житомирщине будут судить пятерых человек, которые до смерти избили 17-летнюю девушку

В Житомирской области будут судить пятерых человек за жестокое избиение 17-летней девушки, которая от полученных травм скончалась в больнице.

Житомирская студентка Виктория Шилюк после сложной операции вышла из комы

19-летняя Виктория Шилюк после сложной операции вышла из комы.

26
Май
2016

Житомирский хакер взломал систему вашингтонского платежного провайдера E-Money и выкрал данные платежных карт Часть 2

altДело в том, что Попов хорошо понимал русских хакеров — все, чего они хотели — это получить нормальную работу.

8 августа 2003 года Попов прибыл в тюрьму Санта-Ана, чтобы услышать приговор. 8 месяцев напролет он дневал в штаб квартире «Города Муравьев» и ночевал за тюремной решеткой. Учитывая его пользу для государства, судья приговорил Максима к 3 годам домашнего ареста. Гилберт тут же подсуетился и выбил для парня стипендию в тысячу долларов и небольшую квартиру в округе Ориндж, Калифорния, в 8 километрах от Диснейленда. Но его жизнь не стала легче. У Попова не было грин карты и номера социального страхования, он не мог найти легальную работу и получить водительские права. К тому же, он никак не мог привыкнуть к жизни в пригороде поодаль шумного шоссе и полосы минимаркетов.

Однажды на остановке к нему подплыл какой-то забулдыга и начал требовать деньги. Попов испугался и влепил ему в челюсть. Забулдыга упал и уснул на тротуаре, а украинец стал лихорадочно искать номер Гилберта, уверенный, что теперь ему точно не избежать тюрьмы. «Если я выберусь, то свалю домой», - дал себе обещание Попов. Ему повезло – тот же судья Картер, который судил его в прошлый раз, сжалился и разрешил ему съездить повидать родных в Украину. Вернуться в Калифорнию отбывать свой трехлетний срок Максим должен был 18 августа.
Когда Гилберт провожал его на самолет, то понимал, что они видятся в последний раз – Попов не дурак и не захочет возвращаться к такой жизни. Впрочем, за это время отдел «Город Муравьев» вернул 400 тысяч украденных кредиток, обнаружил и предупредил 700 взломов корпоративных систем и поймал 10 хакеров, включая Скрипта. Правда, ни один из них так и не был экстрадирован в США. Они хорошо поработали.

В Украине Попов открыл компанию Cybercrime Monitoring Systems, которая выуживала из темных уголков интернета информацию о возможных взломах со стороны восточноевропейских хакеров

Фактически это была украинская копия «Города Муравьев», которая работала легально. Кстати, Попов продолжал поддерживать отношения с Гилбертом, постоянно снабжая его новой информацией и советами, как в старые добрые времена.
В новогоднюю ночь 2003 года телефон Гилберта зазвонил. На том конце он узнал акцент своего украинского друга: «Привет. У меня есть кое-что для тебя». Попов объяснил агенту, что он обнаружил серьезный взлом - в этом раз жертвой был не банк, а само ФБР. На протяжении месяцев украинец следил за группой российских хакеров, которые пользовались древней технологией X.25. Эта штука была популярна в 70-80 года, но в эпоху интернета выглядела, как старая видеокассета верхом на стопке DVD. Тем не менее, сотни государственных учреждений продолжали использовать эту технологию.
Русские неспешно копались в этом болотце до тех пор, пока не взломали сервер национальной телекоммуникационной компании AT&T в Нью-Джерси, где хранились данные нескольких государственных учреждений, включая ФБР. Неожиданно для себя русские хакеры выудили из болотца сети X.25 целого кита – отныне у них был доступ ко всем почтовым ящикам агентов бюро с адресом FBI.gov.
Спустя несколько часов самолет Гилберта приземлился в Вашингтоне, где его ждала верхушка ФБР. На встрече агент потребовал 10 тысяч долларов гонорара для компании своего друга. В ответ на недовольство начальства (Попов ведь так и не вернулся в США) Гильберт положил на стол 11-страничное досье на крупную шишку с CarderPlanet по кличке Король Артур и список будущих целей бюро с разделением на юрисдикции. Список хакеров, которые находились под прицелом (или уже под колпаком) бюро был золотой жилой для хакеров. Белый Дом уже ввели в курс событий. Ставки росли, и Гилберт попросил Попова о большем.
В секретном чате беглый украинский хакер свел своего друга с лидером группировки X.25. Будучи мастером манипуляций, Гилберт сумел вытянуть из него нужную информацию – парня звали Леонид «Eadle» Соколов, он учился в одном из университетов Питера и признался во взломе. Гилберт был уверен, что держит яйца Соколова в своей руке и это будет крупнейшее дело в его карьере.
Но все пошло не так. 10 февраля Гилберт стоял посреди конференц-зала в центральном офисе имени Гувера. Его сверлили шесть пар глаз – пятеро были членами бюро, по центру сидел федеральный прокурор. Он был зол. Как оказалось, во время взлома хакеры украли программный код VMware, крупнейшего игрока на рынке виртуализации ПК. Это была серьезная проблема.
Попов предложил решить ее за небольшое вознаграждение, но в штабе EMC, боссы которой были на широкой ноге с правительственной верхушкой страны, посчитали это вымогательством. И обратились в ФБР. А теперь прокурор обращался к Гилберту, требуя раскрыть информацию о том, кто такой Денис Пинхаус и почему в рекомендациях он указал имя агента Гилберта. Тот был в курсе, что это рабочий псевдоним Попова, но отказался раскрывать карты. Хотя и понимал, что при желании прокурор может завести дело на Дениса Пинхауса и по хлебным крошкам в архивах ФБР докопаться до настоящего имени Попова. Добравшись до компьютера, в секретном чате Гилберт попросил друга оборвать контакты с EMC и уйти в тень – ситуация становилась слишком опасной.
Тем временем сам он вернулся к делу о взломе AT&T. Вину Соколова быстро доказали, и в Интерпол пришла секретная папка с требованием арестовать русского хакера, как только он выедет из России и покажется в стране, которая экстрадирует в США. А на счету Попова появились 10 тысяч долларов и благодарность за помощь от бюро. Саму историю взлома AT&T быстро замяли – в прессе появилось всего несколько упоминаний об опасном инциденте, но глава пресс-службы бюро сбил спесь с репортеров, сообщив, что хакеры не украли ничего важного.
Казалось, что все закончилось хорошо, но дело о взломе EMC и VMware прочно засело в голове Гилберта. Спустя 4 месяца ему пришел приказ обрубить контакты с Поповым и предоставить расшифровку их общих чатов за последние 18 месяцев. Самого Гилберта перевели из отдела киберпреступности в антитеррористическое подразделение. Он с энтузиазмом отнесся к новой должности, но все шло наперекосяк – его неохотно приставляли к наградам, коллеги избегали его общества, и он чувствовал себя прокаженным.
В 2006 году его отказались повысить и терпение лопнуло. Ворвавшись в офис своего куратора с вопросом «какого хрена происходит», он услышал, что находится под подозрением. Оказалось, что министерство юстиций и отдел внутренних расследований уже год копают под агента, пытаясь установить связь между взломом EMC, Поповым/Пинхаусом и Гилбертом. В бюро считали их соучастниками, но не могли этого доказать.
Он чувствовал себя опустошенным – работа в ФБР была его мечтой, дома его ждали беременная жена и двое детишек, но сейчас прямо перед его носом опустили шлагбаум. Агент начала искать варианты работы в частном секторе и в феврале 2007 года положил на стол босса значок и пистолет. Но последняя глава этой истории еще не была написана.
Гильберт отлично чувствовал себя в роли консультанта, когда Попов снова позвонил ему. С момента их последнего разговора прошло шесть лет. Попов звонил не по делу, он просто хотел поблагодарить старого друга. «Максим прошел сложный путь», – вспоминает бывший агент. – «Он решил изменить свою жизнь. Теперь у него есть дом, есть семья и бизнес. И всем этим он обязан мне. Это были его слова». Звонок был призван расшевелить в Гилберте старое чувство недоверия к государству – с момента его ухода из бюро его продолжали тревожить звонками, расспросами и визитами в офис. Министерство юстиций закрыло дело по EMC лишь в 2009 году, оправдав и Попова, и Гилберта.
В частной беседе журналисту Wired Попов пересказывал то же, что сказал Гилберту. Только лейтмотив был немного другой – Попов затаил обиду на EMC. Когда он звонил Гилберту, эта проблема была решена. Оказалось, что в 2005 году боссы EMC заключили с ним сделку: 30 тысяч долларов за консультацию и еще 40 тысяч за четырехлетнюю защиту программного кода от хакеров.

Когда спустя четыре года Попов попросил вторую часть денег за выполненную работу, ему отказали

На тот момент VMware была отдельной компанией – похоже, EMC хотела спрятать концы в воду, как будто никакого взлома никогда и не было. По крайней мере, так считал Попов.
Такое отношение зацепило Попова за живое, он жаждал справедливости. Попов придумал новое альтер эго – русского хакера Hardcore Charlie, который был связан с группировкой Anonymous. 24 апреля 2013 года, спустя почти 8 лет с момента первого взлома EMC, в сети всплыли первые 520 строчек кода программы VMware.

Утечка заставила нервничать мир IT и наэлектризовала обстановку в офисе VMware в Пало-Альто. Предыдущий взлом еще был свеж в их памяти, к тому же, часть украденного тогда кода все еще использовалась в их софте. Бывший офицер британского спецназа, а ныне начальник безопасности компании Ян Малхолланд активизировал всех специалистов по безопасности, до которых только мог дотянуться. Нужно было защитить ядро программы, чего бы это ни стоило. Спустя 10 дней вышел первый патч, который залатал часть дыр. Когда в ноябре Попов слил вторую часть кода, первую часть кода уже залатали.
По масштабам эта работа была слишком сложной для консультанта по кибербезопасности. Позже Попов подтвердил то, что уже было очевидно — взломы EMC и ФБР не были работой никому не известного российского хакера. «Технически это сделали мы c Соколовым», — сказал автору Wired Попов во время телефонного разговора.
Питерский хакер Соколов, которого в ФБР вели с момента взлома их сервером, работал в паре с Поповым с самого начала. «Он лучший из лучших», - описывает Соколова Попов. Когда они взломали серверы AT&T, то думали, что госкомпания легко расстанется с требуемыми 150 тысячами, чтобы защитить государственные данные и залатать бреши в системе. Когда AT&T отказались, Попов позвонил Гилберту в надежде, что верхушка ФБР окажется более сговорчивой.
Когда они договорились, Попов отдал Соколова Гилберту, так как понимал, что ему ничего за это не будет, ведь никого из обвиненных ранее хакеров не экстрадировали в США. По словам Попова, Гилберт не знал об афере, хотя наверняка о чем-то догадывался.

В свои 35 Попов выглядит дерзким, но слегка утомленным

Он не испытывает сожалений о взломе ФБР. Но его дерзость уходит, когда я спрашиваю о последствиях, которые его двойная игра оказала на карьеру друга. Он все еще помнит день благодарения и «Властелина Колец». «Он был моим единственным другом, – говорит он о Гилберте. – Я люблю его, хотя он и перестал разговаривать со мной, когда эта история получила огласку. Но я взломщик, им и останусь, такова моя натура. Но какая разница? Я все равно люблю его».
В последние 10-летия атаки восточноевропейских хакеров участились. Через дыры в защите сетей магазинов Target и Home Depot они вытащили данные более 100 тысяч карт. Затем был троян ZeuS, здорово потрепавший нервы работникам банковской системы, и вредоносный код, который воровал файлы из кода биткоина. Современный восточноевропейские хакер больше не ворует банковские карты. Он пишет софт, который прилипает к коду банковских систем и ломает их изнутри. А этот софт продает на черном рынке настоящим ворам. Теперь у каждого из них есть специальность, каждому платят. И хотя Гилберт немного ошибся насчет Попова, он был прав в том, что мир находится на пороге новой войны. А их «Город Муравьев» стал одним из первых отделов, который боролся с цифровой чумой.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ОПЕРАТИВНО ИНФО

Прогноз погоды

Погода в Житомире
Ulti Clocks content

Курсы валют


курсы валют 22.01.2018
10 російських рублів 5.0972 0
100 ЄВРО 3534.9322 14
100 доларів США 2884.4816 7